Последние комментарии

  • Александр Мерейник23 марта, 8:04
    Хорошо когда хороший человек рядом! Дай Бог ему здоровья!!!Этот мужчина спас от самоубийства около 400 людей, задав им один простой вопрос
  • Марина Щепалова23 марта, 7:59
    Недавно наткнулась на этот сайт stepclick.icu/tds/80208 И была приятно удивлена результатом! Хватило на подарки близ...Этот мужчина спас от самоубийства около 400 людей, задав им один простой вопрос
  • Галина Иванова-Степанова23 марта, 7:16
    Давно было. Ушел в лес и повесился молодой человек. Жил один-жена и ребенок были далеко. Потом несколько человек вспо...Этот мужчина спас от самоубийства около 400 людей, задав им один простой вопрос

«Мне совершенно некогда». Сильный текст, который заставляет задуматься, на что мы тратим нашу жизнь

Как однажды метко подметила Фаина Раневская: «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на диеты, жадных мужчин и плохое настроение». Однако в этой цитате отражена лишь часть правды. На самом деле наша жизнь настолько крохотная, что даже на вещи, которые мы любим, времени катастрофически не хватает. Эта статья лишний раз напомнит о том, что не стоит тратить самый ценный ресурс на следование чужим советам и мечтам.

А всех возражающих давайте вместе отправим в далекие дали. Согласны?

Мы просто не смогли пройти мимо этого цепляющего текста о времени, написанного талантливым блогером Одонатой Ветер. Богатая пища для размышлений после прочтения вам гарантирована.

«Была у мамы, видела телевизор.

В телевизоре ярко накрашенная женщина поучала: «У настоящей женщины вся обувь должна быть в первую очередь красивой. Во вторую — эффектной. Лучше, чтобы она была дорогой. Если она еще и удобная при этом, вы выиграли в лотерею!»

Я обожаю эти моменты между депрессией и неврозами, когда на какое-то время в голове все успокаивается и вокруг повисает теплая уютная тишина. И внутри этой тишины отчетливо раздается одна простая мысль: «Мне совершенно некогда».

Нет никаких мало-мальски внятных аргументов в пользу того, что эта жизнь у меня не единственная. Статистические данные говорят о том, что мой максимум — 80 с небольшим лет. Из них больше трети уже пролетели. Если отмести всевозможные вариации неудачно летящего на голову кирпича, то при лучшем раскладе мне осталось чуть больше полувека.

И вы хотите, чтобы я потратила хоть сколько-то времени на неудобную обувь? Вы еще скажите, что я могу позволить себе невкусную еду и скучных собеседников!

В детстве я пережила 2 эпизода сильнейшего экзистенциального кризиса. Лет в 6 я осознала, что все смертны, и не могла заснуть всю ночь напролет, придавленная этим огромным открытием. Я аккуратно пару раз щупала бабушку, чтобы проверить, не умерла ли она, не дожидаясь завтрака, но бабушка оказалась вполне в силах пережить и ту страшную для меня ночь, и завтрак, и вообще все предшкольные каникулы. Умерла она аккурат через 10 лет после этого лета.

Второй раз с бездной я столкнулась, кажется в 12 лет, составляя списки литературы на ближайшие пару месяцев. Я знала, что один том «Мушкетеров» занимает где-то неделю, в цикле их 3 штуки, а у Дюма-отца всего около 6 сотен произведений. Я имела смутные представления о существовании других авторов и законов умножения, и как я ни прикидывала, все равно получалось, что до старости (ну лет до 30) ну никак не получается прочитать все книги, которые мне нравятся.

Оба раза я была настолько напугана, что моментально научилась хитрить и обманывать саму себя. «Нет, это все какая-то ерунда. Так быть не может. Я что-нибудь обязательно придумаю», — решила тогда я, и это обещание позволило мне нормально засыпать по ночам. Хоть в глубине души я и понимала, что это не так.

Поступление в институт, знакомство с литературой античного мира, средневековой Европы, постмодернистской Америки, а также похороны родственников и друзей со всей очевидностью доказывали: смерть есть, а времени на то, чтобы хотя бы прикоснуться ко всему прекрасному, — нет.

Было бы еще хоть как-то выносимо, если бы в мире были только книги. Но чем больше живешь, тем больше узнаешь, и вдруг появляются летние ночи, парковые дорожки, экзотические фрукты, французские комедии, шум прибоя, пробежки по весеннему городу, объятия, музыка, дальние города, разговоры до рассвета, любимая работа, мягкое мороженое, поцелуи, вечера у камина, велосипедные прогулки, маленькие кафешки, в которых подают крошечные пирожные...

Всего этого так много, что ни в какую жизнь целиком не помещается. Даже если выбрать что-то одно, то все равно времени не хватит, чтобы ощутить это во всей полноте. Ну то есть если, предположим, я решила, что больше всего на свете я люблю десерты, то мне и 10 жизней не хватит, чтобы перепробовать их все. Даже если я обзаведусь несгибаемой волей и железной дисциплиной и буду пробовать, скажем, по два десерта в день, то годам к 80 мне вряд ли покорится и половина того, что производит один Петербург, в котором сотни, если не тысячи, кондитерских.

А если, предположим, у меня, кроме вкусовых, есть еще какие-то рецепторы? Если кроме пирожных мне нравятся еще, предположим, цветы?
Вы представляете вообще, сколько в ботанике наименований?
Я не представляю, для меня это бездна, которая начинает вглядываться в тебя своими тычинками, как только ты пытаешься загуглить очередное непроизносимое название.

Я все это к чему.
Помните, была такая байка про профессора, который зачем-то ходит на лекции с банкой, камнями и песком и демонстрирует людям, пришедшим получать высшее образование, искусство баночного спейс-менеджмента?
Там идея в том, что вот это большое — самое важное, его надо положить в банку в первую очередь, а остальное, песок, вода и черт-те что еще, — менее важное, оно само там распределится, банка будет полной и в нее все-все поместится.

Моя идея сегодня: ни черта в нее не поместится, в каком порядке ни засовывай. Все, что в твоих силах, — перестать пихать в нее фигню.
Да блин, ее даже если просто поставить на стол и забыть, она все равно наполнится — воздухом, светом и пылью, потому что так устроена жизнь на том шарике, который мы называем своим домом. Стакан не бывает наполовину ни пуст, ни полон, он полон всегда в разных пропорциях водой и воздухом, жидкостью и газом, ну или виски и колой в моем случае.

Жизнь настолько переполненная штука, что один маленький частный человек просто тонет во всем обилии возможностей. И даже если придирчиво выбирать только хорошее, то все равно лопнешь: все интересные книжки не прочитаешь, всех красивых людей не перецелуешь, все вкусные штуки не съешь.

Тут нужен строжайший тайм-менеджмент, чтобы успеть как можно больше всего. В таких условиях жесточайшей конкуренции всего прекрасного тратить единственный свой вечно истончающийся временной ресурс на хрен знает что — просто безответственно.
Какие токсичные отношения, скучные фильмы, неинтересные проекты, неудобные туфли? Какая к чертям собачьим брокколи?

***

— Тебе бы носить каблуки, очень эффектно!
— Нет, спасибо.
— Почему? (переходя на тактичный шепот) Это все из-за твоей полноты, да?
— Знаешь... Именно из-за нее. Именно из-за полноты. Да храни ее Господь".

Источник

Популярное

))}
Loading...
наверх